Цифровизация ЖКХ неизбежна

25.02.2020

Газета “Самарское обозрение” провели круглый стол на тему “Умное ЖКХ”.
«СО»:
– Уже весной 2020 года в Самарской области планируют ввести единую квитанцию за услуги ЖКХ. Решит ли это проблему сбора долгов, сэкономит ли время на платежи и стоимость самих квитанций? Есть ли технологические решения, чтобы информация за потребленные услуги стекалась к единому оператору?

Михаил Захаров:
– Для нас остаются проблемой номер один – предоставляемые нам неточные данные, которые потом попадают в квитанции.На сегодняшний день «Экостроресурс», как региональный оператор, сформировал самую большую базу по лицевым счетам (ЛС) в Самарской области. Для
сравнения – база Фонда капитального ремонта (ФКР) имеет 680 тыс. ЛС, а у нас 1,3 млн ЛС – это самая большая база среди всех ресурсоснабжающих организаций региона. По количеству зарегистрированных и проживающих на жилплощади людей какие только справки нам не несут: их заверяют председатели колхозов, старшие по домам и даже старшие по улицам. На сегодняшний день нет такого органа, куда можно было бы прийти и получить ответ: кто из плательщиков где живет. Миграционные службы такие данные не предоставляют. Прежде, чем создавать единый платежный документ, надо определиться, откуда брать данные, и насколько они достоверны. Думаю, их придется формировать заново, как это делали мы – брали информацию у каждой УК и ТСЖ.

«СО»:
– Проблема только в неточности персональных данных или есть еще какие-то нюансы?

Михаил Захаров:
– У нас есть федеральная информационная адресная система (ФИАС), есть городская в Самаре, и в каждой из них может быть своя форма наименования объекта. Например, ул. 22-го Партсъезда может писаться в нескольких видах: цифрами, заглавными или строчными буквами, с дефисом и тп. И каждый раз будет фиксироваться как новый адрес. Чтобы решить эту проблему, необходим некий государственный орган, который аккумулирует у себя такие данные. Либо это будет ГИС ЖКХ, но пока никто не придумал лучше, чем первичное объединение жильцов, которое направляет данные физлиц в ГИС ЖКХ, а ресурсники оттуда получают выверенную информацию. Тогда не будет неточных и «задвоенных» квитанций. Парадокс заключается в том, что мы, как ресурсники,
узнаем, что у объекта сменился собственник, в семье умер или
родился человек, переехал, женился – лишь тогда, когда возникают судебные споры. Если речь идет о количестве зарегистрированных жильцов, то нам никто не сообщает о смене состава семьи. Думаю, проблема для всех единая.

«СО»:
– В связи с этим какие конкретные предложения у вас есть?

Михаил Захаров:
– Нам нужна политическая воля – орган государственной или другой формы собственности, который имеет доступ к данным. Как не странно, институт региональных операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) подтолкнул федеральное правительство к тому, чтобы появился такой проект. Он сейчас на обсуждении в Госдуме РФ и касается того, чтобы наделить ресурсоснабжающие организации правом доступа к этим данным. Тогда мы могли бы получать сведения о зарегистрированных жителях напрямую либо с миграционной службы,
либо с Росреестра. В других регионах существуют единые расчетные центры, совмещенные с паспортным столом, давно уже
придумана единая платежка, в которой абонент галочкой может отметить нужные платежи, и средства списываются с карты, поступая не на счет ЕРЦ, а напрямую в компанию, поставляющую данные услуги. Это
уже не ноу-хау, в некоторых регионах давно введено, и образцы электронных платежек есть. Хорошо, если к этому в Самарской области сейчас подошли. «Экостройресурс» как региональный оператор всецело тему поддерживает и готов поделиться своей наработанной базой лицевых счетов. Сейчас компьютер посчитает что угодно, главное, чтобы были данные – что конкретно считать. Какую бы программу мы не поставили – это все вторично. Работающая система ГИС ЖКХ очень важна. С нетерпением ждем позитивных изменений.

«СО»:
– Мусорную реформу в России и в Самарской области в частности можно назвать необходимостью, и не только потому, что отходов становится все больше, а и потому, что требуются перемены в плане организации всей системы, в подходе работы со свалками и полигонами. Как продвигается цифровизация деятельности регионального оператора «Экостройресурс»?

Михаил Захаров:
– Если говорить о деятельности «Экостройресурса», то мы как никто заинтересованы, чтобы наша отрасль была оцифрована. С января 2019 года в этой сфере произошли большие изменения. Все перевозчики стали экономически замотивированы доставлять мусор на сортировочные станции и полигоны. Мы оперативно оснастили цифровыми весами все полигоны Самарской области, куда отвозятся ТКО. Следующим этапом завели весы в базу данных регоператора. И сегодня в режиме онлайн видим: какая машина в каком объеме привезла мусор на полигон. Чтобы этот процесс работал, нам пришлось оснастить перевозчиков картами с QR-кодом, чтобы их не могли подделывать. У каждого водителя мусоровоза есть такая карточка, с помощью которой он может приехать на конкретный полигон, где она сканируется. Приходится ломать менталитет работников отрасли, это сложно, но мы пытаемся это делать. В этом году мы провели эксперимент, поставили ультразвуковые датчики наполнения контейнеров в «Кошелеве». Это мы делали совместно с ПАО «МТС». Мы видим в режиме реального времени наполнение контейнеров, что позволяет менять маршрут движения мусоровоза и вывозить конкретно оттуда, где есть наполнение. Но мы сталкиваемся с тем, что необходимо изменение федерального закона с точки зрения СанПиН. Сегодня мы должны приезжать в теплое время каждый день, а в холодное – 1 раз в 3 дня. Поэтому даже если звуковые датчики показывают наполнение контейнера лишь 10%, мы должны приехать и забрать мусор, иначе нас оштрафуют. Часть контейнеров оснащены элементами, с помощью которых мы контролируем работников мусоровоза. Сегодня сама экономическая модель работает таким образом, что водителю невыгодно
не забрать мусор. Мы регулярно проводим мониторинг жалоб, которые поступают на несвоевременный вывоз ТКО. Сейчас жалобы носят единичный характер, наша система приносит результаты – каждое обращение жителей фиксируется, и все специалисты компании ЭкоСтройРесурс имеют к ней доступ. К концу года мы планируем оснастить каждого водителя мусоровоза специальным гаджетом с фото и видеофиксацией до погрузки и после нее. Это достаточно большой массив данных. Хотя закон нас не обязывает это делать, мы хотим внедрить это в нашу работу. Так мы сможем подключить к этой системе управляющие компании, ТСЖ и проверяющие органы безвозмездно для них, и таким образом можно будет контролировать качество наших услуг и оперативнее регулировать нарушения на границе ответственности. Жители должны видеть чистые и аккуратные контейнерные площадки. В этом на правлении мы движемся.

Юлия Бобровская:
– Зачем вам фотофиксация?

Михаил Захаров:
– УК или ТСЖ должны содержать в порядке контейнерную площадку. Одно дело, если она огорожена. Мусор, находящийся внутри нее, убирает регоператор. Но большинство площадок не соответствует требованиям СанПиН, понятие границы контейнерной площадки очень сумбурное. Поэтому хотим ввести видеофиксацию. Также на необходимость изменений законодательства наталкивает и тема раздельного сбора мусора.

Олег Сергеев:
– Мы до января прошлого года всем домом собирали только один мусорный контейнер, у нас нет их больше. И платили
за него 6800 руб. А теперь в соответствии с «мусорной реформой» и новыми тарифами мы должны платить за то же самое более 45 тыс. рублей, то есть дороже в пять раз. К этому наши жители отнеслись крайне негативно. Та же машина, которая к нам приезжала, загружает тот же мусор, привозит на тот же полигон, но почему стало дороже? Мы как ассоциация собственников жилья ходили в суд, где представили детальный анализ. В Самарском областном суде мы выиграли спор, апелляционная инстанция признала, что мы правы, скоро состоится кассация, и мы надеемся на справедливость. Закон предусматривает сдачу мусора для юрлиц по весу, а вот для ТСЖ и УК – только по фактическому объему. Более 94% жителей нашего дома согласны сортировать мусор,  лишь бы не платить больше, чем нужно. Мы хотим подписать с «Экостройресурсом» договор, по которому регоператор будет забирать у нас мусор по факту. Для этого мы готовы установить специальные сортировочные контейнеры. И тогда объем ТКО сразу падает в пять раз. При этом в составе мусора не более 30% отходов, которые вывозятся на полигон, а 70% идет на переработку – это бумага, картон, металл, стекло. То есть фракции, которые я могу сдать в приемочные пункты – и еще деньги за это получить. На нашей закрытой контейнерной площадке в перспективе будут установлены весы. То есть житель ключом открывает люк контейнера, бросает туда мусор, который сразу взвешивается. По итогам месяца идет начисление жителю за вывоз
мусора. Такая схема, например, работает в Нижнем Новгороде. И это желание жителей домов, относящихся к нашему ТСЖ. Эта система может заработать по цепочке и в других ТСЖ. Мы стоим на пороге экологической катастрофы. Если 80% мусора сортировать на стадии сбора, то регоператору нужно будет возить на полигон лишь 20%. В этом нам должны помочь «умные технологии».

Михаил Захаров:
– Раздельный сбор мусора и переработка – это не только нужно, но и возможно. Но только при соблюдении требований постановления правительства Самарской области. Полное решение задачи эффективного использования мусора как источника вторичного сырья в масштабах региона упирается в организацию процесса раздельного сбора. А это требует изменения городской среды, логистики, законодательства и поведения населения. На данный момент лишь ТСЖ с закрытой территорией может организовать самостоятельно раздельный сбор, в пять контейнеров с разным наполнеием, оплачивая вывоз мусора по фактическому объему накопления. Среди юридических лиц возможен вывоз мусора по факту, но возникла проблема, что представители некоторых организаций стали выносить свой мусор на другие площадки, а не на ту закрытую, по обслуживанию которой был заключен договор. И это системный вопрос. Организацией контейнерных площадок занимаются сегодня органы местного самоуправления. И у них тоже нет денег в бюджете, чтобы сделать закрытые площадки для сбора мусора в каждом дворе. При введении раздельного сбора отходов, чтобы определить фактическое накопление для начала необходимо иметь полноценный паспорт контейнерной площадки. В таком паспорте должна быть информация о домах и реальном количестве жителей, которые закреплены за каждой контейнерной площадкой. Органам местного самоуправления придется провести полную инвентаризацию таких паспортов. На данный момент мы как региональный оператор и наши подрядчики в рамках социальной ответственности, за счет собственных средств закупили и начали устанавливать в регионе контейнерные сетки для сбора пластика ПЭТ.

Олег Сергеев:
– В каждом новом закупленном мусоровозе как опция могут быть установлены электронные весы. Если их показания связать с единой системой, то отчет по объему мусора будет формироваться автоматически. Не надо придумывать ничего лишнего, это элементарно.

Сергей Котельников:

– К сожалению, чем решение глобальной проблемы кому-то кажется «элементарнее», тем больше есть подозрений, что что-то явно не учтено. Раньше не было контроля в вопросе, куда вывозят мусор, сейчас хотя бы система четко выстроена.

«СО»:
– Многое зависит и от самих жителей, от менталитета россиян. Если в той же Европе, в частности в Германии, система разделения мусора функционирует уже многие годы и граждане осознанно тщательно сортируют мусор не только у себя в домах, но и выбрасывая мусор в общественных местах, то у нас не все даже просто в мусорную корзину попадают.

Полная версия материала №6(1725) от 25 февраля 2020 года